ТАХОГРАФЫ/ГЛОНАСС
  Отдел продаж
+7 (3452) 75-75-25



Сбитые с пути ноу-хау. Перспективные технологии для контроля водителей, так и не ставшие реальными
Перейти к списку новостей

Президент поручил чиновникам Белого дома до декабря подумать, как встроить радиометки в автономера. Идея эта обсуждается уже много лет, но так и не была реализована. За последнее десятилетие многие технологии должны были стать частью повседневной жизни водителей, но так и не стали. Среди них — алколазер для борьбы с пьяными за рулем, датчики для автоматической фиксации мелких аварий, поворот направо на красный свет и платный въезд в центр Москвы. “Ъ” вспоминал историю каждой из них.

RFID-метки в номерах

RFID расшифровывается как Radio Frequency Identification, или радиочастотная идентификация. Данные записываются на небольшой чип, информацию с него специальный прибор может считать на расстоянии в несколько десятков метров. Технология уже давно применяется в разных сферах: на производстве (для отслеживания собираемых на конвейере автомобилей), в противоугонных системах (метка встраивается в брелок, взаимодействуя с иммобилайзером), в библиотеках, на платных дорогах и в магазинах.

В 2013 году премьер Дмитрий Медведев поручил МВД, Минкомсвязи и Минпромторгу подготовить предложения «по обязательному использованию в автомобильных номерах микрочипов с технологией радиочастотной идентификации» (то есть с RFID-метками). Идея эта возникла в связи с ростом числа автоматических камер: водители, не желая получать «письма счастья», стали заклеивать номера пленками, применять закрывающие шторки или банально залеплять знаки грязью. Штрафы мало кого останавливают, да и инспекторов на всех нарушителей не хватает. RFID-метка освобождает от необходимости делать фотографию, данные о собственнике машины передаются через радиочастоту автоматически, независимо от того, как выглядит номер.

Несмотря на перспективность технологии, за три года власти так и не придумали, как ее внедрить. Главная проблема — как оборудовать радиометками номер 50 млн машин, зарегистрированных в России. Не заставишь же всех водителей приезжать в ГИБДД за новыми номерами, да и бюджету это будет накладно. Да и российские Кулибины, известные элегантными техническими решениями, наверняка придумают, как метку из номера вынуть или заглушить сигнал.

Тем не менее тема эта снова возникла совсем недавно после заседания президиума госсовета по безопасности дорожного движения. На самом госсовете RFID-метки не обсуждали, следует из официальной стенограммы, но в перечне итоговых поручений президента технология упоминается: до 15 декабря 2016 года должна появиться законодательная возможность фиксации нарушений с помощью радиометок. Вероятно, что таким образом активизировались российские производители RFID-чипов, заинтересованные в получении госзаказа на изготовление меток (среди них завод «Микрон» в Зеленограде и группа «Ангстрем»). Во всяком случае с этой идеей они сами обращались в МВД еще до поручения Дмитрия Медведева в 2013 году.

Алколазер «Бутон»

Устройство разработала питерская компания «Лазерные системы» еще в 2009 году. Технология, представленная тогда на выставке в Ганновере, позиционировалась как уникальная: прибор, напоминающий обычный гаишный радар, посылает невидимый лазерный луч в салон автомобиля. На другой стороне дороги устанавливается приемник: по характеру преломления луча определяется наличие в воздухе паров этилового спирта (технология дистанционного спектрального анализа), о чем незамедлительно сообщается по беспроводной связи инспектору ГИБДД. Подозрительная машина затем останавливается, водитель «продувается» по стандартной процедуре. Поскольку время прохождение луча не превышает 0,1 с, то в теории алкогольные пары можно проверять в машине, которая едет со скоростью до 120 км/ч. В интернете было опубликован видеоролик, подробно описывающий принцип работы "Бутона"

Конкурс на опытно-конструкторскую разработку прибора был объявлен НПО «Спецтехника и связь» МВД России в том же 2009 году, тендер выиграла компания «Лазерные системы», в феврале 2010 года с ней был заключен контракт на 24 млрд руб. В 2011 году устройство продемонстрировали на выставке «Интерполитех» в Москве, где «Бутон» перед телекамерами расхваливал замминистра МВД Сергей Герасимов. Собственно говоря, после этого о приборе и узнала вся страна. «Если последний этап приемки пройдет успешно, то до конца года мы планируем подготовить документы, чтобы официально принять алколазер на вооружение»,— заявлял господин Герасимов.

Однако дальше этого заявления дело почему-то не пошло. Большинство правозащитников «Бутон» раскритиковали главным образом из-за того, что гаишники начнут массово останавливать водителей, использующих жидкость для отмывания стекла (содержит спирт). Пьяному же водителю достаточно будет открыть окна, чтобы стать невидимым для алколазера. После этого о «Бутоне» как-то забыли. В 2014 году корреспондент “Ъ” пытался расспрашивать о судьбе алколазера у одного из руководителей ГИБДД России, но тот лишь отмахнулся, отказавшись обсуждать прибор. А Сергей Герасимов с 2014 года в МВД не работает, сейчас он первый замминистра юстиции.

Поворот на красный свет направо

Инициатором этой идеи был Александр Шумский, руководитель центра Probok.net (общественная организация, выдвигающая разные инициативы в области дорожного движения). По его мнению, водители, не дожидаясь зеленого сигнала светофора, могли бы поворачивать направо под «красный», как это уже сделано в некоторых странах. Таким образом, можно сократить пробки на перекрестках. В августе 2011 года господин Шумский, находясь в лагере «Селигер», озвучил эту идею Владимиру Путину, тот поручил МВД проработать предложение. Вопросом занялась ГИБДД, с тех пор велись жаркие споры про правый поворот.

Госавтоинспекция ссылалась, в первую очередь, на Венскую конвенцию о дорожном движении 1968 года (ей соответствуют российские ПДД): там правый поворот на запрещающий сигнал светофора запрещен. В России поворотная секция обычно работает синхронно со светофором для пешеходов, переходящим дорогу: если для них зеленый горит, то поворачивать запрещено. Если поворотную секцию убрать, то пешеход может попасть под колеса, заявляли в Союзе пешеходов России. Нельзя менять организацию движения (бороться с заторами) в ущерб безопасности движения, говорили в ГИБДД. По ходу споров выяснилось, что у западных коллег тоже нет единого мнения по этой теме: маневр разрешен лишь в Германии (при наличии соответствующего знака), в Литве и на Украине. В Великобритании, Китае, Тайване правый поворот на красный запрещен.

В 2012 году спор продолжился на площадке парламента. Думская фракция ЛДПР внесла в Госдуму проект поправок к КоАП, отменяющих штраф 1 тыс. руб. за поворот на красный свет. «Единая России» идею отклонила, ссылаясь на вышеизложенное мнение ГИБДД и правительства РФ. В 2013 году московский Центр организации дорожного движения решил провести эксперимент на шести перекрестках, разрешив там правый поворот. Выяснилось, что аварий с пешеходами больше там не стало, но и пробки не исчезли. В 2014 году Александр Шумский обратился за поддержкой к первому вице-премьеру Игорю Шувалову, который дал поручение Минтрансу и МВД снова подумать над изменениями в ПДД про правый поворот. Судя по последним упоминаниям, с тех пор эта инициатива обсуждается где-то в Минтрансе.

Платный въезд в центр Москвы

Идея ограничить проезд машин в центр Москвы далеко не нова. С оглядкой на зарубежных коллег (платный въезд используется, к примеру, в Сингапуре) лужковский министр по охране природы Леонид Бочин разработал законопроект о «зонах ограниченного доступа» еще в 2006 году: Москву планировалось наводнить шлагбаумами и считывателями микрочипов, установленных в машинах, о чем рассказывал “Ъ”. Однако закон принят не был, и идею временно похоронили.

Следующую попытку предпринял уже вице-мэр Москвы Максим Ликсутов в 2014 году. Он организовал конференцию по транспортным проблемам, куда пригласил зарубежных экспертов — они-то и посоветовали господину Ликсутову сделать платный въезд в центр Москвы для борьбы с пробками. Мэрия оперативно заслала делегацию в Сингапур для изучения вопроса, о чем сообщал “Ъ”. Ряд СМИ писали даже о готовой концепции платного въезда, мол, за проезд по МКАД и ТТК придется платить 200 руб. В интервью “Ъ” господин Ликсутов говорил, что «запросов на платный въезд очень много», и при этом уточнял, что «требуется поддержка Госдумы и правительства РФ». Общественность отреагировала на инициативу, мягко говоря, без восторга. С тех пор об идее не вспоминали, мэр Москвы Сергей Собянин позже объяснял, что реализовать проект на практике невозможно без принятия специального закона.

Тема возникла снова совсем недавно, в апреле 2016 года, в связи с тем, что правительство внесло в Госдуму проект закона «Об организации дорожного движения», который как раз разрешает регионам вводить различные ограничения, в том числе и платный въезд, о чем сообщал “Ъ”. В мэрии уже заявили, что проект платного въезда «не обсуждается», но эксперты ожидают, что после выборов в Госдуму (состоятся в конце 2016 года) вопрос об ограничениях снова поднимут.

Безлимитный европротокол с помощью спутниковых датчиков

Европротокол — оформление мелких аварий без гаишников — существует уже много лет, но водители пользоваться этой опцией не хотят, боясь, что страховая откажет в выплате под разными предлогами: неправильно оформил извещение о ДТП, превысил лимит в 50 тыс. руб. по ущербу и так далее. Еще в 2014 году была принята новая редакция закона об ОСАГО, из которой следовало: можно оформлять аварии самостоятельно без вызова гаишника, по европротоколу, не боясь превысить лимит (максимальная сумма выплаты — 400 тыс. руб.). С 1 октября 2014 года эта возможность появилась в четырех регионах: в Москве, Московской области, Санкт-Петербурге и Ленинградской области.

Но для того, чтобы воспользоваться этим правом, в машине должно быть установлено специальное устройство, которое уже прозвали «черным ящиком для водителя». Внутри прибора должен быть датчик ускорения (определяет автоматически, с какой силой и в каком направлении был удар). Кроме того, «ящик» должен уметь по сотовой связи передать данные об аварии в автоматическом режиме страховщику. Еще одно условие: чтобы водитель не мог подключить «коробочку» к компьютеру и «подкорректировать» информацию об аварии.

Подразумевалось, что после ДТП пострадавший водитель позвонит в страховую, удостоверится, что вся информация о ДТП получена, после чего поедет дальше по своим делам (или на эвакуаторе). По такой схеме сегодня уже работает система вызова спасателей ЭРА-ГЛОНАСС (устанавливается по умолчанию на многие машины, например на Lada), но реагирует она только на сильные аварии с пострадавшими. Страховщики вроде бы вели переговоры о том, что настроить датчики под мелкие происшествия с небольшой силой удара, но эти переговоры ни к чему не привели. Найти производителей отдельных устройств для европротокола так и не получилось. Да и в целом идея продавать «черные ящики» тем, кто собирается попасть в аварию и не хочет вызывать гаишника, довольно сомнительна, говорят эксперты.

Интересно, что правом расширенного до 400 тыс. руб. европротокола все же сумело воспользоваться несколько человек по всей России (эти данные приводит Российский союз автостраховщиков), только непонятно, как же это им удалось. По действующим правилам, можно сделать снимок ДТП на смартфон и показать его страховщику (вместе со спутниковыми координатами), но это лишь теория.

Европротокол тем временем набирает популярность и без автоматических датчиков — в прошлом году уже 25% происшествий было оформлено без инспекторов благодаря пропагандистской кампании по популяризации «упрощенки». Президент на прошедшем госсовете поручил МВД и страховщикам проработать схему, чтобы гаишники на мелкие аварии вообще не выезжали с 2017 года.


Лента новостей